Загрузка...

Как наводили красоту советские женщины

Советские «салоны красоты», которые в основном назывались просто парикмахерскими, прочно ассоциируются с рядами сушуаров, под которыми листают журналы советские модницы в ожидании, когда перманент подействует на волосы. Еще один образ — парикмахер в белом халате, сооружающий высоченную бабетту. Парикмахерские были не только местом для приведения себя в порядок, но и центром знакомств и обмена сплетнями.

Здесь можно было устроить на голове «взрыв на макаронной фабрике» с помощью химической завивки, взбить бабетту или завить кудри «как у Орловой». Можно было даже сделать маникюр или педикюр, если повезет, или хотя бы просто освежиться одеколоном. Вся красота жила пару дней, после чего посетителю салона приходилось вновь вставать в очередь за следующей порцией красоты.

В прямом смысле слова салонов красоты как таковых в СССР не было: как мы уже сказали выше, были парикмахерские, и не у каждой из них даже было свое название и вывеска. Как и в любом другом деле, включая здравоохранение и пошив одежды, для советского человека было важно найти своего мастера, к которому потом можно было годами ходить в соседний подвал за углом и еще водить туда все свое семейство.

В хороших парикмахерских мастера строго делились на мужских и женских; «универсалы» в основном работали на периферии и в парикмахерских при вокзалах, банях и других местах общественного пользования. Ничего удивительного: женщинам хотелось хотя бы частично сохранить тайну превращения из золушки в принцессу, да и мужчины не горели желанием демонстрировать такие интимные процессы, как бритье, стрижка усов и бороды, а может, даже и окрашивание волос.

Салоны с оригинальными названиями обычно оказывались самыми лучшими и популярными. Одной из самых знаменитых в Советском Союзе парикмахерских была «Чародейка» на Калининском проспекте (сейчас — Новый Арбат) в Москве. Салон открылся в начале 1970-х годов и быстро завоевал популярность среди столичных жителей. Желающих постричься или сделать укладку ждал огромный зал с панорамными окнами на улицу, самое передовое оборудование и мастера, побеждающие в различных профильных конкурсах. Конечно, новое оборудование в Москве было проще достать, чем в регионах, но тем не менее «Чародейка» в этом смысле всегда отличалась.

Каждая мечтала сделать модную прическу и стрижку в «Чародейке», но не каждая имела такую возможность: очередь на стрижку длилась несколько недель, на всех желающих мест не хватало. Вот тут бы и пригодилась дружба с парикмахером. Наверняка такие привилегии были у завсегдатаев «Чародейки» — актрис, певиц и жен высокопоставленных советских чиновников. Гламура добавляло и наличие кафе на втором этаже, где, дожидаясь назначенного времени, посетительницы могли за чашкой кофе обсудить городские новости. «Чародейка» стала поистине легендарным местом, и вскоре парикмахерские по всему Союзу тоже стали так себя называть.

Несмотря на элитарность, «Чародейка» была такой же демократичной в плане цен, как и остальные советские салоны: прейскурант утверждался на государственном уровне и мог лишь слегка отличаться с поправкой на регион.

Сколько же стоили парикмахерские услуги в СССР? К примеру, в мужском зале можно было постричь усы за 40 копеек, бороду — за 55 копеек. Мужская «модельная» стрижка стоила всего 40 копеек, а полить все это дело одеколоном обошлось бы в сумму от 5 до 20 копеек в зависимости от категории одеколона.

Модная женская стрижка по методу «Сассун» — от знаменитого стилиста и парикмахера Видала Сассуна, который совершил настоящую революцию в мире моды в 1950-х годах, предложив вместо сложных локонов и укладок простые в укладке женские стрижки, — стоила в среднем 1,6 рубля. Завивка волос на бигуди стоила 80 копеек. Полный комплекс услуг, включавший химическую завивку и стрижку, обошелся бы советской моднице в целых 5 рублей.

В женских залах творилось волшебство, и не все секреты хотелось раскрывать мужчинам. Некоторые из них были довольно отталкивающими. Ведь профессиональные средства, которые закупались централизованно, быстро заканчивались, и мастерам приходилось прибегать к народным приемам.

К примеру, они могли мыть волосы пивом и им же смачивать локоны перед тем, как накрутить их на бигуди, для лучшей фиксации. Как все это пахло, можно только догадываться. Кончился лак для волос? Не беда: в ход шла вода с сахаром, которая отлично справлялась с фиксацией начесов. «Отлично» — это оценка в условиях, когда нет ничего лучше, и всего остального тоже нет. Конечно же, все это легко распадалось при малейшем дожде и держалось недолго.

Откуда бралась в СССР мода на прически и стрижки при закрытом «железном занавесе»? После выхода на экраны фильма «Колдунья» 1956 года в моду вошли прямые пряди. В 1959 году состоялась премьера картины «Бабетта идет на войну» с молодой Брижит Бардо в главной роли, и образ актрисы настолько вдохновил советских зрительниц, что они ринулись в парикмахерские делать себе прическу как у нее.

Чем больше было объема, тем круче была бабетта: в прически подкладывали вычесанные волосы, капроновые чулки и даже банки. В начале 60-х все ходили с начесами: и взрослые женщины, и юные девушки. В школах проверяли учениц на предмет наличия начесов и отправляли домой, если прическа была недостаточно гладкой. Увлечение объемом привело к созданию прически «улей», которую можно было создать даже на волосах средней длины. Женщины, у которых были шиньоны, завивали их дома и уже готовыми несли в парикмахерскую, чтобы не тратить время на сидение под феном.

Любимые актрисы и певицы были примером для подражания в прическах. В свое время очень модными считались стрижка как у французской певицы Мирей Матьё, а также уложенные локоны, как у актрисы Любови Орловой. Считается, что она стала одной из первых среди советских женщин, кто решился на пластическую операцию. Простые соотечественницы ничего не знали о пластической хирургии, эту услугу нельзя было получить в парикмахерских, поэтому оставалось лишь с изумлением наблюдать, как Орлова молодеет год от года, и пытаться повторить эффект при помощи огурцов на глаза и сметаны на щеки.

Еще одна популярная московская парикмахерская — это «Красный мак» на углу улицы Петровка и Столешникова переулка. На самом деле это была очередная безымянная парикмахерская, но в народе ее прозвали именно так из-за того, что рядом находилось кафе с таким названием. Местные мастера славились на всю Москву своими навыками. Это было место попроще «Чародейки», но все равно занимать очередь нужно было сильно заранее. Количество желающих росло и оттого, что в городе ходила легенда, будто парикмахеры работают здесь в халатах на голое тело.



Загрузка...